Уже 25 лет я преподаю джазовую импровизацию, из них 17 лет в детской музыкальной школе...

Когда мне было 3 года, я любил заводить патефон, и в то время твердо решил стать композитором, т.к. мне тогда казалось, что именно композиторы заводят патефон. А в пять лет отец подарил мне конструктор, и я часами возился с деталями, строя всевозможные машины из них. Вероятно, две эти вещи: патефон и конструктор и определили мою дальнейшую судьбу-стать джазовым музыкантом!

Потом уже, в музыкальной школе, меня учили гаммам, правильному звукоизвлечению, но все это было ужасно скучно. Мне хотелось творить, конструировать, а меня заставляли «к экзамену» разучивать скучнейшие этюды и какие-то пьесы.

И теперь, когда подросток приходит ко мне в класс, я вижу, как горят его глаза оттого, что ему хочется узнать, «а что этот за красивые аккорды выходят из-под пальцев джазовых пианистов», а что это за «странные ритмы», не укладывающиеся в обычные представления о ритме, к которому он привык в музыке. Постепенно, шаг за шагом, открывается детям все великолепие джазовой музыки: гармонии, ритма, мелодии, и на основе всех этих знаний они начинают «говорить на языке музыки», т.е. импровизировать!

Игра — вот что привлекает детей в джазе! Еще не понимая тонкостей самой музыки, они в восторге только от того, что сами могут создавать музыку, а не какой-то посторонний человек, пусть он даже выдающийся композитор.

Виктор Агранович