Что нас привлекает в джазе?.. Джаз — многоплановая музыка со сложной мелодикой и гармонией, но все же душой джаза остается импровизация. В Москве несколько музыкальных школ, а также школ искусств, где работают педагоги, преподающие джазовую импровизацию. У каждого своя методика, свои подходы, но всех объединяет одно: чтобы ученик заиграл джаз, надо раскрыть его личность, его глубинный интерес к музыке и музыкальному самовыражению.

Джаз начинается с подбирания мелодий на слух. Ох как трудно бывает консерваторцам — «нотникам» научиться импровизировать! Они часто не представляют, как можно играть без нот. Юрий Павлович Козырев, основатель московской джазовой школы «Москворечье», где учились взрослые и дети , так говорил об этом: «сначала мы отклеиваем от нот...»

И действительно вся методика обучения в «Москворечье» с момента ее возникновения основывалась на развитии слуха. Там была разработана специальная система обучения сольфеджио, которая позволяет «слышать клавиатуру» и свободно ориентироваться в джазовой гармонии и мелодике. Одновременно с фортепиано дети осваивают блок-флейту, которая дает им ощущение «дыхания» в музыке, «живого голоса». Подбирая простые песенки, дети учатся мыслить музыкально.

Я начал учиться в «Москворечье» уже во взрослом возрасте. Когда я поступил туда, мне было 20 лет, и я учился в техническом вузе. В то время я и не мечтал стать профессиональным музыкантом, однако... не подозревал, что сам себе заложил основы джаза в 11 лет! В то время родители купили фортепиано (с 9-и лет я учился на виолончели), и я целыми днями подбирал на нем знакомые мелодии. Именно тогда мне открылся секрет, что скучные «тоники», «субдоминанты» и «доминанты», которыми пичкали нас в музыкальной школе на уроках сольфеджио, имеют весьма приятное практическое применение: с их помощью можно сыграть любые известные мелодии, главное — научиться вовремя брать эти аккорды в левой руке. К 13 годам я набил руку до такой степени, что мог сходу сыграть любую мелодию с аккомпанементом. Конечно, это было всего три-четыре тональности, да и гармонически моя интерпретация не представляла особого интереса. Уже в «Москворечье» открылись джазовые горизонты.

Благодаря системе обучения в «Москворечье», оттуда вышли многие известные профессиональные музыканты. А эта система держалась на «двух китах»: игре на слух и ансамблевом музицировании. Там было несколько «уровней» ансамблей: так называемые УАПы (учебно-ансамблевая практика). Впервые учащиеся начинали в этих учебных ансамблях осознавать, что такое импровизация, и как сделать, чтобы хаотические звуки, выходящие из-под пальцев превратились в осмысленную музыку. Были УАПы 2-го курса, УАПы 3-го курса, а на 4-м курсе (обучение в школе для взрослых длилось 4 года) эти УАПы превращались в КОАПы (концертно-ансамблевая практика) и начинали выступать на многочисленных фестивалях и концертах, проводимых в то время в ДК «Москворечье», где находилась джазовая школа.

Ю.П. Козырев основал школу в 1967году. Методика обучения менялась и совершенствовалась, и творческий дух, который царил там на протяжении многих лет существования школы, был совершенно потрясающим! Это была полная противоположность «школярству», игре «из-под палки». Хотелось заниматься на инструменте по много часов в день, потому что каждый знал, что приходя на занятие по импровизации, или репетицию УАПа, увидит таких же энтузиастов «с горящими глазами», и просто стыдно будет играть кое-как. И все это происходило во времена расцвета «застоя», т.е. в 70-80-е годы. Был такой эпизод: на одном из джазовых фестивалей было запрещено играть американские мелодии, а «рекомендовалась» музыка советских композиторов. И это было объявлено буквально за неделю до начала фестиваля! Никто не растерялся... На гармонии американских джазовых тем тут же были придуманы собственные мелодии, и руководители ансамблей сделали новые аранжировки. Так выживал джаз у нас в стране до «капиталистической революции» 1991 года.

Сейчас уже никто не указывает педагогам — что играть и как играть, однако проблема джазового обучения — это вечная проблема: как заинтересовать ученика, как приобщить его к джазу? Сложность этой задачи в том, что наша страна с точки зрения джазовой культуры является провинцией. Уже достаточно у нас джазовой информации — продается множество дисков с записью «джазовых звезд», есть передачи на радио и телевидении о джазе,издаются книги по истории джаза, но, увы, очень сложно бывает в школах, где существуют джазовые отделения, создать дух джаза, т.е. творчества и самовыражения.

Уникальным педагогом в этом смысле является трубач, руководитель нескольких московских детских биг-бендов Борис Дмитриевич Кузнецов. Он — автор учебника «Детская джазовая практическая школа», который был представлен в методкабинете два года назад. Меня поразило тогда, как совсем маленькие дети, его ученики, выходят на сцену и довольно легко играют на сложнейших духовых инструментах — трубе, тромбоне и пр. и, мало того, после одного-двух лет обучения уже импровизируют в разных тональностях!

Когда я побывал на концерте в школе им. Дунаевского, где преподает Кузнецов, мне стало понятно, откуда все это. Никакие методики не смогут дать ученику представление о джазе, если рядом нет опытного педагога и джазового энтузиаста, каковым является Борис Дмитриевич. Его ученики играют с удовольствием, он все время шутит, подбадривает их, и все это создает атмосферу игры. Это понятно и приятно детям, они с радостью выполняют тяжелую работу, связанную с обучением на инструменте потому, что им это....интересно! Они могут изобретать, экспериментировать, импровизация становится для них частью их жизни и глобальной задачей, связанной не просто с обучением на инструменте, но напрямую с ростом их личности. Ведь в тот момент, когда они играют на своих инструментах, они чувствуют, что их музыка- это и есть их душа!

В свое время меня поразило высказывание Ю.П.Козырева о том, что качество джазовой импровизации напрямую зависит от того, насколько человек развит как личность. И еще, что джаз — это музыка взрослых людей, и примерно к 40 годам человек начинает по-настоящему играть. Теперь для меня это очевидные вещи! В школе им. Дунаевского на джазовом отделении, которым руководит талантливый пианист Евгений Гречищев, царит именно дух любви и творчества. И это благодаря содружеству замечательных педагогов, которые там работают, среди которых «звезды» отечественного джаза певица Галина Филатова, барабанщик Вано Авалиани и многие другие. А Борис Дмитриевич Кузнецов объединяет всех учеников в своем биг-бенде, создает общность всех этих духовиков, пианистов, басистов и барабанщиков, играющих в его оркестре.

Недавно в Центральном Доме Работников Искусств отмечалось его 60-летие. Это был творческий вечер Бориса Дмитриевича, на котором выступило огромное количество его выпускников, и, что меня поразило, он всех представил по имени и даже вспомнил некоторые истории, связанные с их обучением. Еще один уникальный педагог — это Петр Петрович Петрухин. Его детские ансамбли действительно играют джаз со всеми джазовыми атрибутами — напором, свингом, импровизацией. Петр Петрович сам организует множество концертов по всей Москве для своих детей, и они, участвуя в этих концертах, растут, осознают постепенно, что такое джаз, многие из них становятся профессионалами.

Такая же радостная, творческая атмосфера царит и на занятих в школе № 686, которой руководит Сергей Зиновьевич Казарновский. Называется она «Класс-центр музыкально-драматического искусства. Это не музыкальная, а общеобразовательная школа, но там большое внимание уделяется художественному развитию учащихся, и значительное время посвящено джазу. Там работают опытные педагоги, и даже существует два детских джазовых оркестра — старший и младший. В известном смысле джазовая методика обучения противоположна академической.

Я думаю, что также, как и на джазовых фестивалях, которые проводятся по всему миру, не принято выделять «победителей» и раздавать призы, т.к. считается, что каждый ансамбль и каждый исполнитель по-своему уникален и неповторим, так же и в школе не надо делать акцент на экзаменах и оценках учеников, занимающихся джазом, а необходимо сосредотичиться на том, чтобы им было интересно учиться, ведь для них это игра, которая, кто знает, может стать игрой всей их жизни...

Виктор Агранович