Портрет джазового пианиста сформировался на заре двадцатого века.

Первыми пианистами, начавшими осваивать премудрости джазовой импровизации, были таперы, играющие на танцах и во всяких увеселительных заведениях, называвшихся тогда «хонки-тонк». Ранние фортепианные стили, предвосхитившие джаз, — это рэгтайм и буги-вуги. Рэгтаймы — это танцевальные пьесы, которые произошли непосредственно от польки: размер, как правило 2/4, и фактура левой руки — точно такая же, как в польке. Отличие лишь в том, что правая на фоне равномерного ритма в левой играет особые ритмические фигуры, которые содержат полный набор «джазовых» ритмических приемов: смещения, синкопы, и пр. Все эти приемы в дальнейшем прочно закрепились в последующих джазовых стилях. «Классиком» рэгтайма бесспорно является Скотт Джоплин, который сочинил большое количество рэгтаймов, ставших очень популярными среди публики. Таперы учили эти пьесы по нотам и играли на танцах наряду с другими — польками, вальсами, мазурками и пр. Однако, рэгтайм еще не был джазом в буквальном смысле, ведь это была «нотная» музыка, без импровизации. Все пианисты того времени делились на две категории: на грамотных и неграмотных. Грамотные играли рэгтаймы по нотам для изысканной публики, а неграмотные работали как правило в заведениях «низкого пошиба», играли блюзы и буги-вуги «на слух», т.к. эта музыка не требовала знания нот. Но именно она стала прародительницей джаза — ведь вся она строилась на импровизации! И рэгтаймы, и буги-вуги, и блюзы сформировали «предджазовую» культуру фортепианной игры, в основе которой был ритмический подход к роялю, как к ударному инструменту (да простят меня классики за такое кощунство).

Одним из первых пианистов, воспринявших эту культуру, и начавших играть собственно «джаз», т.е. импровизировать, был Джелли Ролл Мортон. Он был исключительно талантливым музыкантом, впитывавшим как губка все достижения музыкантов, играющих в то время(трубачей, кларнетистов, барабанщиков), и адаптирующий эти новшества для фортепиано. Известно его высказывание о том, что именно он «изобрел джаз в 1910 году, а потом его у него украли..» Конечно, это было не так, но Джелли Ролл Мортон внес огромный вклад в развитие джазовой фортепианной музыки. В то время музыканты учились друг у друга и перенимали все новое в игре. Первым по-настоящему «джазовым» стилем стал стиль «страйд-пиано». Он непосредственно произошел от рэгтайма и отличался тем, что это была музыка с более развитой фактурой, мелодикой и с настоящей импровизацией, хотя левая рука, как и в рэгтайме, играла двухдольный пульсирующий ритм. Однако и в левой руке появились особые приемы, подчеркивающие импровизационность этой музыки. Пианисты, играющие в стиле «страйд-пиано», были поистине виртуозами: они импровизировали быстрые пассажи в правой руке, брали широкие аккорды с децимами в левой и обладали удивительно тонким туше — не случайно их называли «щекотальщиками», т.к. они могли играть очень выразительно.

К гигантам этого стиля относятся пианисты Дж.П. Джонсон, Эрл Хайнс, Фэтс Уоллер, Мэри Лу Уильямс, Тедди Уилсон и многие другие... Начинали они в 20-х годах вместе со знаменитыми «диксилендами» того времени. К примеру, Эрл Хайнс вначале работал вместе с Луисом Армстронгом, и уже потом, во времена расцвета «свинга», создал свой замечательный биг-бэнд. Стиль «страйд-пиано» совершенствовался и органично влился в общее новое течение джаза — «свинг», главенствующий в 30-40-х годах. Пианисты как правило работали в оркестрах и малых ансамлях (трио, квартетах и пр.). В это время сольная фортепианная практика отходит на второй план. Пианисты становились полноценными участниками джазовой «ритм-секции» наряду с контрабасистами и барабанщиками. Однако и сольное фортепиано продолжало существовать в джазе и совершенствоваться. До сих пор непревзойденным мастером джазового фортепиано считается Арт-Тэйтум. Он был почти полностью слепым: отличал только день от ночи. Он работал в ресторане, его подводили к роялю, и он начинал играть свои волшебные импровизации... В 50-х годах таким образом он записал порядка 50 (!) пластинок. Просто наигрывал в студии, а его записывали!

В то время, как известно, не существовало никаких джазовых школ, и все музыканты учились самостоятельно, кто как мог. Этим и объясняется своеобразие приемов звукоизвлечения и самые немыслимые варианты постановки рук. Иногда смотришь видеокассету с записью концерта «звезды джаза» прошлых лет и отчетливо понимаешь, что этот пианист с точки зрения классики просто «профнепригоден», однако возникает и другое ощущение, что эту музыку можно сыграть только с такой постановкой рук, такими приемами, иначе она потеряет свой «аромат».

Отдельно хочется рассказать о двух гениях джаза — Дюке Эллингтоне и Телониусе Монке.

Их объединяет то, что оба они практически не учились игре на фортепиано. Хорошо известна история, как Эллингтон начал учиться на фортепиано. Ему было 10 лет, и родители пригласили к нему учительницу, с которой Эллингтон «промучался» 2 месяца, после чего заявил родителям, что даже под страхом смерти не подойдет к этому инструменту. Свое «фортепианное образование» он продолжил в 17 лет, играя в небольшом кафе. Причиной этому была любовь не к музыке, а к славе среди многочисленных поклонниц. Уже позже он попытался доказать всем, что и у него есть шансы войти в круг пианистов своего времени: он выучил сложнейшую пьесу «мэтра» джаза Дж.П.Джонсона и даже сыграл ее для маэстро, после чего получил одобрение и благословение этого великого джазового мастера.

А теперь о Телониусе Монке. Он был одновременно признанным и непризнанным гением. Он играл со «звездами» 40х- 60-х годов, с виртуозными саксофонистами, трубачами и барабанщиками! И... практически не владел фортепиано в «традиционном смысле».

Он играл коряво и неуклюже, однако «звезды», такие как Чарли Паркер, Майлз Дэвис, Джон Колтрейн приглашали его для участиях в записях своих альбомов, потому что Монк стал символом «новой» музыки этого времени — би-бопа! Он сочинял такие пьесы и применял такие приемы в игре, которые позволили ему стать вровень и даже выше многих его виртуозных современников. И все это несмотря на то, что он играл совершенно «непианистично»! Известен такой факт, что при записи своего альбома Майлз Дэвис, несмотря на то, что сам пригласил Монка на сессию, запретил ему аккомпанировать во время своего соло, т.к. эти ужасные аккорды действовали на нервы Дэвису и мешали сосредоточиться.

Би-боп начал развиваться в начале 40-х годов и считался «авангардом» того времени. Особенностью этой музыки было то, что пианисты отказались от постоянного ритма в левой руке (как в рэгтайме), и сосредоточились на импровизации мелодической линии в правой. А левая при этом только подчеркивала мелодию отдельными аккордами. Это была настоящая революция в фортепианной игре. Первопроходцами нового стиля были Бад Пауэлл, Ол Хэйг, а позднее Рэд Гарлэнд, Уинтон Келли, Билл Эванс, Томми Флэнэган, Кенни Дрю, Кенни Баррон и многие другие «боповые» пианисты. Разновидностью «би-бопа» в 50-х стал «хард-боп», который играли многие музыканты, в их числе Хорас Сильвер и Бобби Тиммонс. Сейчас уже этот стиль не является авангардным, а напротив, считается абсолютно хрестоматийным.

В 60-х годах во время «джазовой революции» совершенной саксофонистом Джоном Колтрейном, когда появился новый, «ладовый» подход к джазовой импровизации, появились и новые пианисты, играющих эту музыку. «Отцом» современного джазового фортепиано признан Мак Кой Тайнер. Он играл в квартете Джона Колтрейна вместе с басистом Джимми Гаррисоном и барабанщиком Элвином Джонсом. Он адаптировал новый «модальный» метод импровизации Джона Колтрейна, применив это на фортепиано, так же, как пианист Бад Пауэлл двадцатью годами раньше по отношению к импровизациям Чарли Паркера, с которым он в то время играл в одном ансамбле в стиле «би-боп». Последователями Мак Кой Тайнера стали знаменитые современные пианисты Чик Корея, Хэрби Хэнкок, Кит Джарретт, Мишель Петручани и многие другие, те кто играет «современный джаз».

Еще хочется рассказать о трех пианистах, стоящих особняком среди всех пианистов джаза.

Это выдающиеся музыканты, играющие в своей яркой, индивидуальной манере, которая выделяется из общих направлений джаза: свинга, би-бопа или модального джаза. Это Оскар Питерсон, Эрролл Гарнер и Дэйв Брубек.

Оскар Питерсон — канадский пианист. Он получил хорошее фортепианное образование, т.к. учился на фортепиано с 5 лет и стал виртуозом этого инструмента, прекрасно владеющим всеми приемами и тонкостями фортепианной игры. Его манера близка к «хард-бопу», однако в его музыке видна колоссальная джазовая культура: владение всеми стилями и жанрами джаза: это и традиция("страйд-пиано«),и блюз, и боп, и современные гармонические и фактурные приемы.

Дэйв Брубек — очень техничный пианист, однако прославился прежде всего своими экспериментами как композитор: он начал сочинять пьесы на 5, на 7, на 11 четвертей, что для джаза абсолютно нетипично, т.к. 90% джаза играется в размере 4/4. Однако его музыка, несмотря на все новшества, по духу абсолютно традиционна и вполне вписывается в рамки «классического джаза».

Эрролл Гарнер в определенном смысле является антиподом Питерсона и Брубека. В то время как и Брубек и Питерсон блистали «академичным» исполнением, техникой, и были безусловно образованными музыкантами, Эрролл Гарнер не знал нот! Все ноты, которые издаются сейчас, все пьесы, автором которых считается Эрролл Гарнер, на самом деле являются приблизительными «расшифровками» его гениальных импровизаций на фортепиано.Когда вы видите эти ноты, поражает богатсво фактуры, гармоническая фантазия пианиста, красивейшие сочетания аккордов, мелодии и ритма. Интересное впечатление остается и от просмотра видеокассет с записью концертов Гарнера. Потрясающий темперамент, какая-то «рахманиновская» виртуозность в сочетании с корявостью (отсутствие академического образования) и очаровательная улыбка пианиста, который даже не смотрит на клавиши, а глядит прямо на публику и играет так, как-будто это ему ничего не стоит — взять и сыграть!

К сожалению, в короткой статье невозможно рассказать о всех джазовых пианистах. Не только те, о ком мы упомянули, но и многие другие, не менее талантливые, и не менее виртуозные пианисты заложили основы джазового исполнения. Однако, все пианисты, о которых мы рассказали здесь, являются «ключевыми» фигурами джазового фортепиано, и каждый, кто хочет научиться импровизировать на фортепиано, должен знать о них: о тех, кто «придумал» джаз на этом инструменте.

 

Виктор Агранович